Дубна-inform

Пояс верности

10:42 23.09.2018

Как самые коммунистические регионы России стали самыми православными.

В России существует «православный пояс» – регионы, отличающиеся высокой религиозностью и поддержкой действующей власти. Не так давно они же были наиболее «коммунистическими» – голосовали на выборах преимущественно за кандидатов от КПРФ. Сотрудники НИУ ВШЭ не считают такое совпадение случайным. Чтобы подтвердить свою гипотезу, исследователи заглянули в историю РФ и США.

«Обрядовые» атеисты

В «православный пояс» входят 16 регионов — Центральной России и отчасти Юга и Поволжья: Белгородская, Курская, Брянская, Астраханская, Тамбовская, Пензенская, Ульяновская, Московская, Липецкая, Нижегородская, Рязанская, Тульская, Воронежская, Волгоградская области, Краснодарский край.

Среди населения здесь преобладают не просто верующие, а так называемые обрядовые, для которых важно соблюдать религиозные предписания, исповедоваться, молиться. Как показало ранее проведенное исследование, именно они больше голосовали за «Единую Россию» на выборах в 2011 году и Владимира Путина в 2012-м.

Раньше (середина 1990-х–начало 2000-х) эти же регионы составляли основу «красного пояса», то есть были территориями, где на выборах побеждали коммунисты. Почему же теперь они стали самыми православными, несмотря на десятилетия советского атеизма? Парадокса в таком преображении нет, отвечают исследователи. Тренд, по их мнению, закономерен, а его истоки в прошлом российского государства.

Регионы для власти

Территории бывшего «красного», а ныне «православного пояса» относятся к историческому ядру государства. Здесь всегда был экономический, политический и духовный центр страны, только с опорой на него могла укрепиться любая власть в столице, и он же активнее отзывается на изменения федеральной политики, говорится в исследовании.

Благодаря поддержке этих регионов, большевики выиграли Гражданскую войну. После того, как в 1991-м Москва отказалась от коммунизма, от него постепенно отошли и «исторические русские земли» (доминирование КПРФ прекратилось с победой «Единой России» на парламентских выборах 2003 года). И ими же быстрее других принят идеологический поворот, объявленный в 2012 году, — нынешний политический консерватизм.

В период Гражданской войны области отличались тяжелым наследием крепостничества (наибольшие показатели владения частными крепостными крестьянами, чей уровень жизни был ниже, а готовность к бунту, соответственно, выше), высокой долей сельского населения и религиозностью (больше всего православных храмов на душу населения). Сейчас это тоже сельские, преимущественно черноземные районы. Они не выделяются уровнем доходов и занятости населения, но показывают пример союза консервативных взглядов и электорального поведения: «религиозные избиратели массово голосуют за политическую силу, близкую им по убеждениям».

Американская параллель

Сочетание религиозности и поддержки группой регионов одной политической силы встречается не только в РФ. Яркий пример — «библейский пояс» в США. Вехи его формирования, по выводам авторов исследования, схожи с российским аналогом, а нынешнее состояние позволяет спрогнозировать развитие ситуации на отечественной почве.

В состав американского «пояса» входят юго-восточные штаты: Алабама, Миссисипи, Теннеси, Луизиана, Арканзас, Южная Каролина, Кентукки, Джорджия, Северная Каролина, Техас, Оклахома, Юта, Западная Вирджиния. Их жители привержены евангелическому протестантизму, десятилетиями массово поддерживают Республиканскую партию, наиболее консервативны в вопросах религии, семьи, «традиционных ценностей», полномочий федерального правительства.

Объяснение подобному постоянству ученые так же нашли в истории. Главным, как и в случае с Россией, оказалось:

  • принадлежность к историческому ядру государства . Юг, наряду с Севером, был одним из центров страны в момент ее образования;
  • высокая религиозность на протяжении столетий;
  • преобладание принудительного труда. По данным переписей середины XIX века, доля рабов в населении штатов была сопоставима с долей помещичьих крепостных крестьян российского «пояса». В США от 25% (Теннесси) до 57% (Южная Каролина), в Российской Империи: от 26% (Воронежская губерния) до 69% (Тульская);
  • гражданская война и концентрированная поддержка одной из сторон конфликта. Противостояние между Севером и Югом (1861-1865 гг.) надолго определило политические пристрастия «библейского пояса»: до 1960-х годов он оставался оплотом демократической партии, переход на сторону республиканцев окончательно случился на выборах 1980-го.

Ценности и жизнь

Религиозность проявляется не только на выборах. Опыт США показывает, что эти регионы отличаются в социально-демографической политике.

В американском «библейском поясе» немного чаще, чем в целом по стране, заключаются браки, чуть ниже процент разводов, не сильно разнится уровень рождаемости. При этом больший процент женщин делает аборты (и считается, что аборты должны быть незаконными), выше средний показатель убийств и крайне высок — заболеваемости ВИЧ/СПИД (в отдельных штатах).

Все это далеко от идеальной жизни по религиозным заветам. Более частые аборты, считают исследователи, скорее всего, вызваны консервативной политикой церкви в области сексуального просвещения молодежи (отказ от информирования о контрацепции и поощрение воздержания до брака). Высокая доля ВИЧ-инфицированных свидетельствует о социальном неблагополучии. Не сдерживаемый духовными ценностями уровень преступности объясняется бедностью, неравенством и традиционной для юга «культурой чести».

Россия выглядит иначе. В «православном поясе» показатели рождаемости, заключенных браков, разводов и абортов близки к средним по РФ, уровень преступности в большинстве регионов ниже, а заболеваемости СПИД — один из самых низких. «Религиозность не отражается на сфере семьи, брака и сексуального образования, по крайне мере, пока. Влияние церкви еще не столь институционализировано, как на американском Юге», — делают вывод авторы работы. Однако оно усиливается, и в будущем русский «библейский пояс», как и в США, может стать «не только оплотом политического консерватизма, но и зоной ряда социальных язв».

Авторы исследования:

  • Андрей Щербак, доцент департамента прикладной политологии, старший научный сотрудник Лаборатории сравнительных социальных исследований, НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге;
  • Мария Ухватова, аспирант департамента прикладной политологии НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге.

Оставить комментарий