Дубна-inform

Де-юре пропащие

08:26 25.08.2020

Дети исчезнувших без следа алиментщиков получат пособие из государственной казны.

Новая тенденция: суды начали активно признавать безвестно отсутствующими беглых алиментщиков, от которых слишком долго ничего не слышно. Признание папы де-юре пропащим человеком позволяет оформить пенсию на ребенка, передает «РГ».

Например, в Санкт-Петербурге в конце весны были признаны безвестно отсутствующими двое отцов. В первом случае был признан пропавшим житель Северной столицы 1985 года рождения.

«Исполнительное производство о взыскании алиментов в пользу девочки 2013 года рождения было возбуждено в Красносельском районном отделе УФССП России по Санкт-Петербургу, — рассказывают в службе судебных приставов. — Мужчина не исполнял судебный приказ, накопив задолженность в размере почти 600 тысяч рублей. Так как гражданин скрывался от судебных приставов, в отношении него было заведено разыскное дело. По истечении года его местонахождение установить не удалось». Тогда бывшая жена подала в суд с требованием признать мужчину безвестно отсутствующим. Суд с этим согласился.

«Также были удовлетворены исковые требования жительницы Санкт-Петербурга, не получающей средства на содержание сына 2008 года рождения, — рассказывают в ведомстве. — Разыскное дело в отношении мужчины 1981 года рождения было заведено в Калининском районном отделе УФССП России по Санкт-Петербургу, однако его местонахождение не было установлено». Всего в Северной столице статус безвестно отсутствующих по решению суда получили 74 человека. На рассмотрении в судах Санкт-Петербурга находятся еще 63 заявления о признании должников безвестно отсутствующими. А руководитель управления ФССП России по Вологодской области Ирина Салмина сообщила недавно в СМИ, что в регионе судами рассматривается 13 заявлений о признании должников безвестно отсутствующими.

Напомним, два года назад был принят закон, позволивший судам принимать такие решения на основании материалов, предоставленных судебными приставами. Правда, непосредственно иск подают не приставы, а взыскатели — родные беглого алиментщика, которые должны получить от него деньги.

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году безвестно отсутствующими или умершими были признаны 4,8 тысячи человек. Естественно, далеко не все из них были потерянными отцами. Но число алиментщиков среди тех, кто записан в пропавшие, растет по всей стране.

«Напомним, признание должника безвестно отсутствующим дает право взыскателям, к которым относятся как родители, так и опекуны ребенка, получать социальную пенсию по потере кормильца, размер которой рассчитывается индивидуально в каждом случае, — рассказывают в Федеральной службе судебных приставов. — Это гарантия финансовой помощи детям, не получающим алименты от родителей, уклоняющихся от решения суда и скрывающихся от судебных приставов».

Конечно, безвестно отсутствующими людей признавали и раньше. Но до того была проблема: суды отказывались принимать иски от женщин, потерявших надежду увидеть хоть когда-то своих бывших мужей. Проблема была чисто формальной: от заявительниц требовали справки из полиции, что проводился розыск и не дал результатов. Однако прийти в полицию и попросить найти бывшего мужа, так как он должен деньги, невозможно: полиция не объявляет в розыск должников, этим занимаются судебные приставы. Пробел был исправлен, теперь суды принимают документы и от приставов.

При этом самого факта, что человек просто не отвечает на звонки, недостаточно для принятия такого решения. Процедура гарантирует защиту прав и должника. Материалы от приставов должны подтверждать, что гражданина искали, приняли все меры, но найти его не удалось.

Схема такая: должник объявляется в розыск, пробивается по всем базам. Если в течение года человека не удается найти, тогда приставы официально информируют взыскателей — тех, кто должен получать алименты, о безрезультатности розыска. При этом людям разъяснят, что у них есть право на обращение в суд с заявлением о признании должника безвестно отсутствующим. Тогда бывшая жена вправе подать заявление в суд, а приставы подкрепят иск своими документами. Иными словами, в исчезнувшие запишут лишь тех, кто действительно пропал из поля зрения семьи и информационных сетей.

Например, в Иркутской области в прошлом году было подано 69 заявлений о признании алиментщиков безвестно отсутствующими. Удовлетворен же только 41 иск. То есть в 59 процентах случаев суды сказали: «Да, человека нигде нет». В остальных прозвучало: «Ищите дальше». Кстати, по данным Федеральной службы судебных приставов на 1 июля, по всей странеалиментщиков в розыске находилось 49,4 тысячи.

Закон наделил приставов достаточно широкими полномочиями для розыска должника. Приставы вправе как разыскивать должников самостоятельно, так и при содействии полиции с использованием централизованных оперативно-справочных, криминалистических и разыскных учетов, формируемых органами внутренних дел. Приставы могут проводить проверку по учету лиц, пропавших без вести, неопознанных трупов и лиц, не способных по состоянию здоровья или возрасту сообщить данные о своей личности. Но если должник пропал с концами или исключительно хорошо прячется, отрицательный результат поиска тоже приносит пользу: у судов появляются официальные доказательства, что человека исчез.

Кстати, на практике были ситуации, когда угроза оказаться в списках де-юре «пропавших без вести» заставляла алиментщиков объявиться и начать платить. Информация о том, что вот-вот начнется такой процесс, доходила до них через длинные цепочки знакомых-знакомых. Потому что статус «пропащего человека» мог причинить немало проблем даже в их подпольной жизни.

Закон наделил приставов достаточно широкими полномочиями для розыска должника. Приставы вправе как разыскивать должников самостоятельно, так и при содействии полиции с использованием централизованных оперативно-справочных, криминалистических и разыскных учетов, формируемых органами внутренних дел. Приставы могут проводить проверку по учету лиц, пропавших без вести, неопознанных трупов и лиц, не способных по состоянию здоровья или возрасту сообщить данные о своей личности. Но если должник пропал с концами или исключительно хорошо прячется, отрицательный результат поиска тоже приносит пользу: у судов появляются официальные доказательства, что человека исчез.

Кстати, на практике были ситуации, когда угроза оказаться в списках де юре «пропавших без вести» заставляла алиментщиков объявиться и начать платить. Информация о том, что вот-вот начнется такой процесс, доходила до них через длинные цепочки знакомых-знакомых. Потому что статус «пропащего человека» мог причинить немало проблем даже в их подпольной жизни.

Оставить комментарий