Дубна-inform

Дни SPD в Дубне

15:35 14.10.2020

В ОИЯИ завершился цикл дистанционных мероприятий, получивший название «Дни SPD в Дубне». Он посвящен развитию проекта Spin Physics Detector на строящемся в институте коллайдере NICA.

Открыл цикл 15 сентября вебинар, в рамках которого прошло представление проекта SPD для потенциальных новых участников, а также круглый стол, на котором состоялось обсуждение предполагаемого дальнейшего сотрудничества. 30 сентября началось двухдневное рабочее совещание «Глюонная составляющая протонов и дейтронов на SPD», а еще через неделю последовало совещание «Физическая программа первого этапа эксперимента SPD». Руководитель проекта SPD Алексей Гуськов рассказал Яну Махонину о ходе и итогах «Дней SPD».

— Вы уже рассказывали о первом этапе мероприятия. Напомните, зачем понадобилось еще два этапа?

— Первый вебинар был практически полностью посвящен тому, что мы рассказывали о проекте SPD возможным будущим коллаборантам. Мы представляли открывающиеся направления сотрудничества, обсуждали механизмы, с помощью которых его можно будет реализовать. Но чисто научным вопросам мы сознательно уделили минимальное внимание, отнеся их на следующие совещания.

— Хорошо. Второе совещание – кто и какие вопросы там обсуждал?

— Во втором совещании поучавствовало более ста ученых из ведущих мировых научных центров Италии, Франции, Германии, Нидерландов, Японии, США, Португалии, Чехии, Греции, Армении, России, а также из ОИЯИ. Прозвучало 22 научных доклада, говорилось как о теоретических, так и экспериментальных аспектах изучения поляризованной и неполяризованной глюонной структуры нуклонов. Часть докладов затронула современное состояние дел в данной области физики. В другой же части докладов был представлен статус существующих (эксперименты COMPASS, STAR, PHENIX) и планируемых (Электрон-ионный коллайдер в США, проект LHCspin на Большом адронном коллайдере в ЦЕРН, эксперимент COMPASS++/AMBER) проектов, ставящих целью изучение глюонной структуры адронов. Я хочу отметить, что все доклады были приглашенными, повестка совещания формировалась очень тщательно, что и обеспечило нам в итоге очень высокий научный уровень.

— Были ли в ходе совещания научные дискуссии? Насколько формат видеоконференции удобен для подобного рода совещаний? Как удалось собрать вместе людей из столь разных часовых поясов?

— Участники совещания оживленно обменивались мнениями, причем особое внимание уделялось адаптации наработанного опыта к проекту SPD и поиску новых задач. Сам по себе формат видеоконференции мало чем отличается от реальной, очной конференции. Разве что в очной конференции помимо дискуссии в зале присутствуют и так называемые обсуждения «на полях». Однако, несмотря на этот недостаток, есть у видеоконференции и несомненное преимущество: собрать людей в таком формате проще. Видеоконференция, по-моему, не может в полной мере заменить привычную нам очную конференцию, но в настоящее время, когда научные поездки крайне затруднены, это очень достойный запасной вариант. Что касается часовых поясов — да, это действительно серьезная проблема. Начиналось совещание в 10 утра по Москве и продолжалось почти до 7 вечера. При этом коллеги из Китая и Японии были активны в первой половине дня, а американцы – во второй.

— Можете «выделить курсивом» самые интересные из прозвучавших тезисов – как с точки зрения самой спиновой физики, так и возможной практической пользы для будущего развития проекта SPD?

— Пожалуй, да. Например, теоретики обоснованно подчеркнули важность изучения поляризованной глюонной структуры нуклона сразу в нескольких разных процессах. Меня поразила уникальная возможность иметь на установке LHCbодновременно и столкновения в коллайдерном режиме, и взаимодействия с неподвижной мишенью.

А самый ценный практический совет был, на мой взгляд, такой: не повторять чужих ошибок, пренебрегая проработкой теоретических подходов, которые будут нужны потом для интерпретации результатов.

— Третье совещание было посвящено возможностям проведения различных измерений на начальном этапе работы установки SPD. Означает ли это, что у эксперимента помимо основной научной программы есть и дополнительная, рассчитанная на ближайшее будущее?

— В каком-то смысле, да. Основная программа – это изучение глюонной структуры протона и дейтрона. Именно под эту программу и оптимизируется создаваемая экспериментальная установка. Однако, для ее реализации ускоритель должен выйти на свои максимальные параметры: по энергии столкновений, по интенсивности столкновений – светимости, по степени поляризации пучков и т. д. Это должно будет происходить постепенно. Тем не менее, существует множество других интересных научных задач, которые мы могли бы попробовать решить на том этапе работы SPD, когда проектные параметры ускорителя еще не будут достигнуты.

— Расскажите о ходе третьего совещания. Кто и какие научные вопросы там обсуждал?

— Последнее совещание тоже было очень насыщенным. Прозвучало два десятка докладов с предложениями различных измерений. Среди докладчиков были физики из ОИЯИ, ИФВЭ, ФИАН, ИТЭФ, ПИЯФ, ИТФ, а также представители научных центров Франции, Германии, Китая, Египта, США. Темы затрагивались совершенно разные: гиперядра, спиновые эффекты в упругом рассеянии, столкновения легких ядер, мультипартонные корреляции и состояния, поиск новой физики. Я бы сказал, что если второе наше совещание со всех сторон охватывало достаточно узкую тему, то в рамках третьего был затронут широкий спектр совершенно разных вопросов.

— Можно ли отдельно выделить кого-то из докладчиков?

— Все доклады у нас были очень высокого уровня, хотя среди докладчиков присутствовали и именитые специалисты, и молодые ученые, которые тоже уже добились значимых успехов в своей области. Выделяя кого-то, я могу незаслуженно обидеть остальных, но я не могу не отметить таких известных теоретиков, как Даниэль Бур (Университет Гронингена, Нидерланды), Шунцо Кумано (КЕК, Япония), Цзян Жао (ИФВЭ, Пекин), Марк Стрикман (Университет Пенсильвании, США)… Конечно, это далеко не полный список.

— Почему эти совещания так важны для SPD? Будут ли приняты во внимание все те предложения, которые прозвучали в докладах и дискуссиях?

— Прежде всего у нас появилась возможность донести до мирового спинового сообщества наши идеи и планы и, что еще важнее, тут же получить обратную реакцию. Сейчас мы лучше понимаем, что из задуманного мы можем реализовать, чего от нас ждут и где у проекта SPD точки соприкосновения с другими проектами в данной области науки. Мы надеемся, что теоретики, осведомленные о нашем проекте, делая свои предсказания, будут учитывать возможности их проверки на установке SPD. Мы получили за 4 дня совещаний значительный объем информации, которая должна быть вдумчиво осмыслена. Далеко не каждое интересное предложение реализуемо на нашей экспериментальной установке, и далеко не каждое предложение, кажущееся безумным на первый взгляд, в самом деле является таковым. У нас появилось много пищи для размышлений. Думаю, что, взвесив все детали, с авторами наиболее интересных и актуальных предложений мы будем разговаривать уже в частном порядке.

— Каковы итоги «Дней SPD в Дубне»? Действительно ли имело смысл объединение нескольких мероприятий в такой своеобразный цикл?

— В общей сложности в трех мероприятиях приняли участие более 150 российских и зарубежных ученых из более чем двух десятков стран. Так что это мероприятие, несомненно, повысит узнаваемость и известность проекта SPD в мире. И идея объединить три мероприятия разного формата в единый цикл, по-моему, вполне себя оправдала: приятно было видеть, как новички, пришедшие на самый первый вебинар, потом участвовали в научных совещаниях. Их, конечно, было не очень много. Но нам важнее качество, а не количество. Кроме того, сейчас, наверное, еще рано подводить окончательные итоги, я считаю, что прошедшие «Дни SPD» еще долго будут оказывать свое влияние на развитие проекта.

По информации Объединенного института ядерных исследований

Оставить комментарий