Дубна-inform

Расписывают храм

10:00 09.10.2021

В храме Похвалы Пресвятой Богородицы в Ратмино работают иконописцы. В начале сентября они приступили к росписи четверика – центральной части храма. Мы побывали в заветном месте и сфотографировали первые рисунки, а также побеседовали с иконописцем Александром Ачкасовым, руководителем мастерской под именем Ачкасова, которая объединяет художников-иконописцев из Сергиева Посада.

— Александр, вы говорили, что когда иконописцы, приглашенные расписывать храм Похвалы Пресвятой Богородицы, впервые вошли в него, то пришли в восторг. Интересно, почему?

— Приехали мы в храм Похвалы Пресвятой Богородицы, посмотрели, оценили внутреннее пространство и пришли в некий внутренний восторг. Храм старый, это уже хорошо. (Храм построен в 1827 году. – Прим. ред.). В свое время архитекторы спроектировали все очень грамотно, очень пропорционально что с внешней стороны, что с внутренней. Пространство навело на мысль, какая здесь уместна роспись: она должны быть на светлых, белых фонах.

Сами своды небольшие, если их утемнять, будет слишком темно. Низкие сводчатые потолки в боковых приделах будут расписаны на белых фонах. Легкая роспись в древнерусском стиле 15-16 веков. За основу взята цветовая гамма фресок известного иконописца Дионисия в монастыре в Ферапонтово, чудом там уцелевшие. Это Вологодский край.

Составили программу росписи, учитывая тот праздник, которому храм посвящен – Похвалы Пресвятой Богородицы. Учли, что здесь два придела – святителя Николая и пророка Илии. На стенах будут расписаны сюжеты жития этих святых.

— Целый год велись подготовительные работы, пришлось заново штукатурить стены и своды. С чем это связано?

— Штукатурка была неподходящая. Её переделали под те краски, которыми мы работаем. Сделали хорошо, штукатурку мы попросили не шкурить, как обычно бывает, в результате и пыли меньше, и поверхность глаже. Мы работаем краской на основе жидкого стекла. Силикатные краски – гигроскопичны. Они пропускают влагу в отличие, например, от акрила, то есть они обладают свойством «дышать». Сейчас практически все храмы в стране расписываются силикатными красками. От того, насколько правильно и качественно поверхность подготовлена для настенной живописи, зависит долговечность и качество росписи.

— Храм расписывают иконописцы из Сергиева Посада. Хотелось бы узнать имена художников.

— Сейчас храм расписывают Александр Ачкасов, Александр Эллинский, Дмитрий Макрушин, Александр Гусаковский.

Александр Ачкасов окончил иконописную школу в Троице-Сергиевой лавре. Александр Эллинский окончил академию художеств в Санкт-Петербурге, факультет фундаментальной росписи. Он как раз и занимался проектом росписи ратминского храма, разрабатывал программу росписи. Дмитрий Макрушин начинал обучение в дубненской иконописной школе, затем окончил иконописную школу при Троице-Сергиевой лавре. Александр Гусаковский – тоже выпускник этой школы. По мере освобождения с других работ сюда будут прибывать и остальные иконописцы. Мы долгое время трудимся вместе. Достаточно знаем стилистику друг друга, нам легче подстраиваться и вести работу в едином ключе.

Мы ведем многие проекты. В них принимают участие разные люди. Но изначально все мы вышли из одной иконописной школы – из Троице-Сергиевой лавры. Сейчас параллельно ведутся росписи в Тольятти, в Югорске Ханты-Мансийского автономного округа, откуда я на днях прилетел. Еще и иконы параллельно пишем. У нашей мастерской нет названия, не возникало такой необходимости. Под именем Ачкасова ребята выполняют художественные работы.

— С чего начинается роспись?

— С программы росписи, где какой сюжет будет изображен. Сначала делается рисунок. Каждый художник выбирает инструмент по себе. Один пишет кисточкой, другой намечает углем, третий переводит по клеточкам со своего эскиза.

— А вы, Александр, чем пишете?

— Кисточкой. Во-первых, она живая, то есть податливая, пластичная и кисточкой многое можно сделать на стене в отличие от того же карандаша или угля. Затем намешивается краска. Как я уже говорил, мы работаем силикатной краской на основе жидкого стекла. У той фирмы, краску которой мы расписываем, есть связующая грунтовка. Используем её как основу и ряд пигментов. Их немного, шесть-семь основных цветов, но в смесях получается большая палитра. Грунтовка разводится, становится похожа на молоко. В грунтовку добавляется составляющая желеобразной консистенции, так называемая лазурь. Она белая и добавляет прозрачности пигментам. Чем лазури больше, тем краска прозрачнее.

Мы выбрали именно краску на основе жидкого стекла, потому что с ней можно работать как плотно, так и прозрачно. Эта краска стоит ближе всего к росписи фрески. Хотя до фрески современным пигментам на основе извести очень далеко.
Расписывать храм по сырой штукатурке, как раньше, – очень дорогое удовольствие. Хотя в 14-16 веках, а в Новгороде и в 12 веке расписывали по сырой штукатурке.

— Мы видели рисунки, они завораживают. А уж когда всё это будет в красках…

— Сейчас на стене обозначаются сюжеты, намечается рисунок, по которому будет раскрываться фон. Существует такое понятие «раскрыть пространство», это значит по пятнам разложить цветовую гамму, закрыть (закрасить) все белые места. Так идет раскрытие. Закрасить не просто любым цветом, а найти, подобрать нужный цвет.

Сейчас перед нами стоит задача расписать четверик – центральную часть храма. Ориентировочно к Рождеству. В арках будут медальоны. Так как у нас верхняя часть без барабана, то подкупольная часть составляет единое пространство. Там будут изображены 12 апостолов, сидящие на троне. А дальше по периметру, в арках, где оконные проемы, разместится композиция из сюжетов, посвященных Богородице. Это Благовещение, Рождество Пресвятой Богородицы, Введение во храм.

Когда распишем центральную часть, перейдем в трапезную часть храма.
Будем расписывать левый придел, посвященный святителю Николаю, и правый в честь пророка Илии. Там будут изображены сюжеты из жития этих святых.

Дубненско-Талдомское благочиние
Фото Ольги Лабутиной

Оставить комментарий