Дубна-inform

Второй шанс на жизнь

08:41 09.08.2020

Два месяца без сознания — кимрячка со 100% поражением лёгких рассказала об излечении.

Коронавирус, тяжёлая пневмония и 100% поражение лёгких. В таком состоянии пенсионерка Татьяна Теленкова поступила в Тверскую областную больницу. Прогнозы были неутешительные, но врачи продолжали бороться за жизнь пациентки. Сегодня женщина снова дышит и уже начала самостоятельно ходить.

Каково оказаться почти по ту сторону жизни, Татьяна Теленкова рассказала «АиФ Тверь», находясь ещё на больничной койке.

Память только возвращается

«Ой, а что я вам расскажу? Я же ничего не помню. Вот пришла в приёмное отделение, меня встретили три человека в защитной одежде, положили на каталку. Всё, конец. Больше ничего не помню», — говорит Татьяна Ивановна.

И это действительно так. В Тверской областной больнице она находится с 3 июня. Почти всё это время она была без сознания, а две недели вовсе жила лишь за счёт аппарата, который выполнял функцию лёгких и сердца.

Татьяна Теленкова – из Кимр. До того, как она обратилась к врачу, целую неделю у неё держалась температура 39, было тяжело дышать. Грешила на «букет» имеющихся болячек – гипертония, лишний вес, диабет. Пробовала лечиться сама, но лучше не становилось. Вместе с мужем, тоже пенсионером, пошла в местную больницу. Но компьютерной томографии там нет, а флюорография ничего не показала, хотя на тот момент лёгкие были уже поражены. Муж отвёз женщину в областную больницу в Тверь.

«Мы даже не думали, что у нас может быть коронавирус, а уж тем более поражены лёгкие. Это у меня держалась температура, а у мужа-то была 35,5 С. Абсолютно разные признаки! Когда сдали мазки на коронавирус, они дали положительный результат, — рассказывает Татьяна Теленкова. – Только, как оказалось, муж отделался карантином и лечением на дому, а я еле выжила. Лёгких-то фактически не было! Я вот вам сейчас говорю, а сама и не знаю, всё ли верно рассказываю. Память только возвращается. Помню всё обрывками: как открыла глаза в палате, как первое время в голове были только какие-то кошмары, как я подумала «А муж-то жив у меня?»

На днях Татьяну Ивановну перевели из реанимации в общую палату. Чувствует она себя уже лучше. Но говорит по-прежнему с трудом. Два-три слова — сразу появляется одышка и хрипы. Во время разговора женщина периодически замолкает, откашливается, хватает воздух.

«Где мы могли заразиться, ума не приложу. Я сидела дома, меня даже в магазин не пускали. Муж сам ходил за продуктами. Делал это редко, всегда надевал маску. Теперь себя корит. Говорит, «это я тебя заразил». А кто ж знает, где мы на самом деле подцепили этот вирус, — продолжает Татьяна Ивановна. — Я так благодарна врачам, всем медсёстрам и медбратьям, санитарам. Они меня спасли. Вы бы видели, как им тяжело сейчас работать. Они же в этой форме приходят. Им самим дышать нечем! Видно, что им жарко, под очками пот собирается, но они даже слова плохого не скажут. Все очень внимательные, порядочные, не брезгуют».

Искусственные лёгкие

За время пандемии в Тверскую областную больницу уже поступали больные с полным поражением лёгких. Увы, большинство из них умерли.

«Сто процентов – это когда поражено всё лёгкое. Какие-то участки в большей степени, какие-то в меньшей, но поражено всё. Это всегда видно по данным компьютерной томографии. Обычно такое состояние приводит к летальному исходу», — объясняет главный врач Тверской областной клинической больницы Сергей Козлов.

Жизнь Татьяне Теленковой спасли благодаря методике экстракорпоральной мембранной оксигенации – ЭКМО. Две недели этот аппарат работал вместо её сердца и лёгких, помогая справиться с тяжёлой болезнью. Это не то же самое, что искусственная вентиляция лёгких. В ЭКМО берётся венозная кровь, обогащается кислородом и вводится в организм с помощью специального оксигенатора и насоса. По сути, этот аппарат выполняет сразу две функции по поддержанию организма: специальный насос берёт на себя работу сердца по перекачиванию крови, а мембранный оксигенатор (искусственное лёгкое) выполняет работу лёгких по газообмену. Жизнедеятельность организма в таком состоянии могут поддерживать в течение нескольких недель.

«Обычно наши пациенты, которым требовалось ЭКМО, переводились в федеральные учреждения Москвы или Санкт-Петербурга, — рассказывает главврач. — Раньше к нам приезжали коллеги из столицы со своим переносным оборудованием, подключали пациента и увозили к себе. Можно сказать, что это первый раз, когда метод ЭКМО полностью сделан в Твери. Данный аппарат у нас появился недавно. Он стоит очень дорого – больше десяти миллионов рублей. Пока он у нас один. Впрочем, может, больше и не нужно для нашего региона».

Быстро не выпишут

Татьяну Ивановну уже навещали муж и сын. Но как скоро женщину отпустят домой, никто не загадывает. Да и восстановятся ли лёгкие, тоже не знают.

«С таким поражением быстро не выписывают, — говорит Сергей Евгеньевич. – Ещё наблюдаем, лечим. Когда пройдёт воспалительный процесс, лёгкие в какой-то степени восстановятся, но не полностью. Хронические изменения, в том числе фиброзные, всё равно останутся».

Сама пациентка не перестаёт благодарить врачей. Говорит, что её ситуация – это чудо, но без профессионализма медиков его бы не случилось.

«Коронавирус – это намного страшнее, чем нам преподносят по телевизору. Вот лежу здесь и смотрю, как много пациентов. Так что берегите себя. Врачи говорят, что этот вирус убивает на ранней стадии. Как только попадает в организм, сразу начинает разрушительное действие».

12 августа Татьяне Ивановне исполнится 59 лет. Говорит, что врачи подарили ей второй шанс на жизнь.

На фото — команда врачей Тверской ОКБ, спасших жизнь пациентки

Оставить комментарий