Дубна-inform

«Нарисуй портрет ветерана»

12:58 13.05.2019

Художники из Дубны Александр Пасько и Михаил Поляков участвуют в акции «Нарисуй портрет ветерана», которая проходит в Подмосковье.

В военно-техническом музее под Черноголовкой 12 художников одновременно писали портреты тех, кто прошел Великую Отечественную войну, тех, кто голодал в блокадном Ленинграде, детей войны, передает телеканал «360».

Члены Союза художников Подмосковья устроили сеанс одновременного рисования ветеранов. 12 портретов — 12 историй, трогающих до слез. Акция пройдет по всей области. Художники надеются, что она станет всероссийской.

Боевой ветеран Петр Саган не привык позировать. На передовую он попал в 1944 году, тогда ему едва исполнилось 18 лет. Самый младший в орудийном расчете, он сражался в артиллерийских войсках на 1-м Прибалтийском фронте, участвовал в форсировании Днепра, освобождал Польшу, Восточную Пруссию. В боях за Кенигсберг Петя был ранен в ногу. Из госпиталя сбежал через две недели — к своим.

«А там кастелянша тоже была девчонка молодая, армейская. Я ее попросил: форму дай мне. Был-то в больничной робе. Я оделся, меня в машину — и в воинскую часть привезли. Если б я не убежал, меня могли б в запасной полк, а там уже не попадешь в свою часть», — рассказал Петр Саган.

С родным орудийным расчетом он встретил День Победы в Берлине. Четко помнит столицу Третьего рейха, тогда она была в руинах. Ветеран никогда не забудет, как конвоировал пленных немцев на обязательные работы, вел по улицам 30 человек.

«Женщина с ребенком кричит: „Ганс, Ганс!“ и врывается в мой строй! Я встал, опешил. Что мне делать? Силу применять нельзя, орудие — нельзя. А они встали, слились воедино — ребенок, жена и муж. Четыре года не виделись», — поделился воспоминаниями ветеран.

Немца Петр Павлович на свой страх и риск отпустил домой. «Она подбежала, обняла меня, поцеловала. И это первый поцелуй у меня был, кроме матери. С немецкой женщиной», — добавил Петр Саган.

Художница Марина Лифор призналась, что несмотря на опыт, писать портрет ветерана было волнительно, ведь Петр Павлович Саган напомнил ей дедушку.

«У меня дедушка тоже прошел Курскую дугу, тоже дошел до Берлина. Практически ничего не рассказывал. Не любил эту тему», — сказала художница.

Для ветеранов, художников и зрителей устроили полевую кухню. Блокадница Валентина Кубракова рассказала, что к еде у нее до сих пор отношение особенное. Ее детство прошло в блокадном Ленинграде. Самое ужасное, что запомнилось 4-летней девочке — страшный голод, есть хотелось постоянно. В день полагалось всего лишь 125 граммов хлеба.

«От голода в первый же год, в декабре, дедушка умирает с голода. В феврале у меня умирает сестра. Протянула ко мне ручонки, позвала, и, конечно, забыть этого невозможно. Мама с бабушкой варили столярный клей. И мы ели этот клей. Это был студень такой, очень неприятный, но мы его ели», — рассказала Валентина Зиновьевна Кубракова.

Прошло уже 70 лет, но до сих пор у нее в ушах звучит голос диктора: «воздушная тревога!», все вокруг жужжит, рвутся бомбы.

Сейчас на всю пугавшую в те годы технику Валентина Зиновьевна вместе с другими ветеранами смотрит уже в военно-техническом музее. Здесь ветеранам вручили их портреты, которые дети и внуки героев будут бережно хранить, чтобы память о подвигах жила вечно.

Оставить комментарий