Дубна-inform

Одна баржа — это 333 КамАЗа

17:15 20.11.2017

Плотина на канале им. Москвы в Дубне

Руководитель ФГБУ «Канал имени Москвы» Герман Елянюшкин рассказал ТАСС о потенциале речного транспорта.

— Вы перешли из правительства Московской области на нынешнюю должность в марте этого года. Какие задачи перед вами были поставлены?

— В первую очередь, хочу обратить внимание, что «Канал им. Москвы» — это очень устойчивое предприятие с 80-летней историей. Здесь колоссальный запас прочности. Несмотря на то что общая протяженность канала составляет 128 км, мы управляем порядка 4 тыс. км судоходных путей. А задачи достаточно четко были сформулированы еще во времена строительства канала: водоснабжение города Москвы, обеспечение судоходства, экология и развитие туристической инфраструктуры рядом с рекой.

— На ваш взгляд, мощности канала сегодня используются по полной?

— Я считаю, что сегодня пропускная способность канала используется примерно на 30%. К примеру, потенциально «Канал имени Москвы» мог бы обеспечить грузоперевозки в размере чуть более 70 млн тонн ежегодно. Согласно нашим данным, с начала 2017 года общий грузопоток по Московскому бассейну составил порядка 30 млн тонн перевозимого груза. А за прошлый год было перевезено около 24,5 млн тонн.

— А что чаще всего перевозят по Москве-реке и в целом по Московскому бассейну?

— Около 85% перевозимых грузов — это минерально-строительные материалы: щебень, песок, песчано-гравийные смеси. А в целом на внутренние водные пути столичного региона (Москва и Подмосковье) приходится около 60% грузоперевозок и 61% пассажиропотока. Поэтому существующая пропускная способность объектов инфраструктуры канала явно недооценена. Кроме того, их безаварийная работа позволяет увеличить объем перевозок в разы.

— Как вы считаете, это можно использовать в рамках программы реновации? К примеру, перевозить стройматериалы по Москве-реке?

— Я считаю, что реновация — это абсолютно правильная идея. Безусловно, здесь основным заказчиком выступает правительство Москвы. Однако мы вполне можем перевозить строительные отходы и стройматериалы в рамках программы реновации по Москве-реке. Более того, перенос части груза на реки очень серьезно снизит нагрузку на дороги, в том числе и на экологию. Так как несколько сотен автомобилей сразу исключается из грузового потока. Да и для речной отрасли это будет только в плюс.

— А вообще речной транспорт получается более экологичным, чем наземный?

— Безусловно. Речной транспорт — один из самых экологичных видов транспорта, так как на перевозку единицы груза топлива требуется в 85 раз меньше, чем при перевозке по автомобильным трассам. Одна баржа — это 333 КамАЗа. Кстати, очень легко запомнить. Представляете, что можно снять с московских дорог буквально сотни автомобилей?

— Помимо существования грузовых терминалов в пределах города предполагается ли их строительство за пределами Москвы?

— Да, предполагается построить нескольких терминалов. К примеру, строительство Дмитровского речного порта — это большой проект стоимостью около 12 млрд рублей с федеральным участием в размере 6 млрд рублей. Он позволит существенную часть грузов перевести на реку.

— Если на Москве-реке появится больше промышленных грузов, не создаст ли это конфликтную ситуацию с работой туристических судов? В особенности по части прохождения шлюзов.

— Все пассажирские суда у нас шлюзуются в первую очередь. Конечно, есть небольшие сложности, связанные с оперативностью их прохождения. Но мы стараемся туристическим судам создать максимально комфортные условия для работы. Кроме того, у всех руководителей круизных компаний есть мой мобильный телефон. Они всегда могут мне позвонить в случае возникновения трудностей.

— Как часто за этот год им требовалась ваша помощь?

— За этот год по проблемным вопросам мне позвонили буквально два раза, все было решено. Один раз, когда в Рыбинском водохранилище сел на мель теплоход «Илья Муромец». Потом в том же Рыбинске произошла авария на шлюзе, и не было возможности пропускать суда.

— Как вы еще взаимодействуете с пассажирскими судами?

— Мы взимаем с судовладельцев навигационный сбор. По итогам этой навигации весь пассажирский флот принес около 10 млн рублей. Эта сумма тратится на содержание диспетчеров и средства навигации, чтобы снизить нагрузку на бюджет нашего предприятия.

— Сколько рейсов ежедневно выполняется на канале?

— Всего по водным путям Московского бассейна ежедневно выполняется порядка 250 рейсов в разных направлениях, в том числе около 50 рейсов — по Каналу имени Москвы.

— А сколько всего судов относится к Московскому бассейну?

— На конец октября в Государственном судовом реестре РФ зарегистрировано более 2,6 тыс. судов, относящихся к нашему бассейну. Это около 220 маломерных судов, занимающихся коммерческой деятельностью, порядка 30 прогулочных яхт, 11 спортивных парусников. А остальные суда — пассажирские, грузовые и технические.

— По вашему мнению, в преддверии ЧМ-2018 в Москве возрастет ли число судов, которые будут ходить по каналу? В связи с этим могут возникнуть какие-то сложности?

— Остался всего год, поэтому резко не возрастет. Понятно, что наплыв будет. В сфере речных круизов у нас заполняемость достигает 80-100%. Меня смущает, что в прошлом году у нас количество пассажиров возросло на 12%, в эту навигацию (сезон) — на 5%, значительно увеличился и турпоток — на 15%, а количество судов фактически не прибавилось. Конечно, это положительная тенденция, но в конечном итоге она может привести к недоступности услуги и к росту цен.

— Ожидается ли появление новых туристических теплоходов и кто лидирует на этом рынке?

— Да, безусловно. Уже сегодня заложены многомиллиардные проекты. Мы ожидаем, что новые круизные суда в скором времени поступят в эксплуатацию. Естественно, это все частные компании. Тройка крупнейших круизных операторов на данном рынке — это «Водоход», «Инфофлот» и «Мостурфлот».

— Вы сказали, что одной из главных задач предприятия также является развитие туристической инфраструктуры. По вашему мнению, насколько отдых рядом с прибрежными зонами Москвы-реки актуален для москвичей?

— У этого сектора очень большой потенциал. Примерно 20-25 млн человек, проживающих в Москве, по сути не могут найти место для отдыха на выходные или новогодние праздники вблизи столицы, в Подмосковье. В близлежащих пансионатах существует дефицит свободных мест, а цены могут быть очень высокими. Кроме того, очень мало информации о том, куда вообще можно поехать за город на отдых. Поэтому туристическая инфраструктура должна быть более широко развита и доступна.

— Есть ли заинтересованность со стороны российских и зарубежных инвесторов в части строительства пансионатов для отдыха рядом с прибрежными зонами Москвы-реки?

— Да. Заинтересованность есть, но очередь пока не стоит. Наша задача сейчас — найти и показать тот «жемчуг», который у нас есть, чтобы инвесторам было выгодно создавать туристическую инфраструктуру, строить те же пансионаты. И плюсов довольно много: это и достаточная выработка электроэнергии, и яхт-клубы со всеми опциями.

— Считаете ли вы возможным самим организовать туристическое направление в рамках работы «Канала им. Москвы»?

— Возможно, мы смогли бы найти какого-то «суперменеджера», который взял бы на себя развитие туристического направления. Однако, на мой взгляд, это возможно лишь для реализации разового проекта. Я считаю, что туристическая компания должна быть частной. Коммерческие сервисы, как правило, намного лучше реагируют на запросы клиентов.

— В обозримом будущем возможно ли увеличение длины канала?

— В советское время предусматривалось развитие внутренних водных путей, так называемой единой глубоководной системы. По большому счету, 80% успеха в этом направлении достигнуто. Сегодня это можно лишь немного улучшить. Например, заново создать судоходство в Калужской области — в верховьях реки Оки.

— А что это даст?

— Это даст серьезный толчок развитию судоходства и промышленности в Калужской области через участок Оки. По идее, можно было бы прокопать канал к Днепру и часть вод перебросить оттуда. Помимо этого, мы бы немножко поработали и за природу в части рационального использования водных ресурсов. Но пока в планах РФ таких задач не стоит.

— Организуемого водоснабжения в Москве достаточно?

— Конечно, мощности «Канала им. Москвы» позволяют обеспечить всех водопользователей и водопотребителей водой в полном объеме. Кроме того, вода из водораздельного бьефа (часть реки или канала между гидроузлами — прим. ТАСС) расходуется на судоходство и санитарное обводнение рек Москвы, Яузы, Клязьмы и Учи. Перекачка волжской воды позволяет сохранить водность Москвы-реки и обеспечить нормальную экологическую обстановку в столице.

— Есть ли в планах задача стать самоокупаемой организацией?

— Несмотря на то что мы являемся государственной компанией и у нас бюджетное учреждение, как минимум половину своих средства стараемся заработать сами. Будем стремиться к этому.

Фото Ильи Рождественского

Оставить комментарий