Дубна-inform

Прогулки с учеными-2

00:09 23.12.2016

Портрет наукограда в рассказах местных учёных представили журналисты «Кота Шрёдингера»Авторы — участники мастерских репортажа и фоторепортажа «Летней школы-2016».

Журналисты «Кота Шрёдингера» отправились в науко­град и несколько часов гуляли по его улицам с местны­ми физиками, беседуя о прошлом, настоящем и убежда­ясь в том, что важные события могут происходить не только в кабинетах института, но и на набережной Волги, на концертах бардов и во время посиделок на даче.

Прогулка вторая
«Работа физиков — думать. Так что трудиться можно и в буфете»

Учёный: Борис Гикал — доктор технических наук, выпускник МИФИ, начальник отдела ускорительных установок лаборатории ядерных реакций ­ОИЯИ — той самой, в которой было синтезировано одиннадцать новых элементов таблицы Менделеева. Гикал, учёный и инженер в одном лице, работает над усовершенствованием ускорителей. Один из главных проектов, в котором он принимает участие, — это строительство фабрики сверхтяжёлых элементов. Благодаря ей физики смогут не только получать новые элементы, но и изучать их свойства. Сейчас под руководством Гикала идёт сборка основной установки — циклотрона ДЦ-280.

Встречаемся недалеко от Музея ОИЯИ и направляемся вниз по улице Флёрова — к памятнику Георгию Флёрову.

— Ещё в школьном возрасте я узнал о таком понятии, как единица активности академика Флёрова. — Борис Гикал стоит у памятника знаменитому учёному и сооснователю ОИЯИ и хмурит брови, почти такие же широкие и густые, как и у бронзовой фигуры.

— Звучит интригующе, поясните.

— Смотрите, есть один «флёр» — единица ­активности научного сотрудника. То есть Флёров принимался ­равным единичке, а другие современные ему учёные были, как правило, меньше единички, то есть меньше одного «флёра». Георгий Николаевич был уникальный человек, он столько всего умел и любил! Великолепно плавал, ездил на лошади, участвовал в экспедициях по поиску новых минералов. Для вычисления «флёра» не существует формулы — это чисто экспертная оценка, и она, безусловно, шуточная. Такой вот плод профессионального юмора физиков.

— Забавно, очень. Тогда скажите, какова ваша научная активность в «флёрах»?

— Ну, с Флёровым вообще тяжело тягаться. Но моей активности хватает, чтобы на равных конкурировать с молодыми и продвинутыми учёными.

Спускаемся к набережной Волги. Учёный шагает, заложив руки за спину и опустив глаза, — вспоминает, как оказался в ОИЯИ.

— У меня папа был школьным учителем физики. И у нас в семье все очень любили журнал «Квант». ­Однажды, когда я был ещё совсем юным, мне попалась статья про Флёрова. В ней учёный рассказывал о своей лабо­ратории, о новом направлении — физике ускорителей, о сверхтяжёлых элементах. Не могу сказать, что именно эта статья определила мой дальнейший путь, но тогда я влюбился в Дубну. Этот наукоград был центром передовых исследований, он был мечтой. А потом я попал в этот город на практику — в лабораторию ядерных реакций ОИЯИ, которую как раз возглавлял Флёров.

— И встретились с ним лично. Как это было?

— Когда я с ним познакомился, то сразу вспомнил, что как-то давно читал про него статью. Он был прекрасным учителем, и не только в профессиональной сфере — делился с нами, своими студентами и коллегами, правильным отношением к жизни и к главному делу жизни. Часто проводил у себя в кабинете рабочие совещания, которые по сути были семинарами.

Проходим мимо памятника Дмитрию Менделееву. На постаменте выгравировано его высказывание: «Вся гордость учителя — в учениках, в росте посеянных им семян».

— Флёров любил поручать серьёзные задачи ­молодым. Он нам доверял и спрашивал по всей строгости, как с профессионалов. И, конечно, был авантюристом. Каж­дому помогал поверить в свои силы — любил повторять: «Ребята, вы уже не студенты, вы инженеры!»

Идём по набережной. По Волге ползёт экскурсионный теплоход, на некотором отдалении от него снуют маленькие яхты, сверкая белоснежными парусами.

— Парусный спорт у местных физиков в крови, — смеётся Борис Гикал.

— У вас тоже?

— В яхт-клубе я с 1976 года. В тот момент у нас было мало лодок — мы с коллегами строили их сами. Сейчас уже таких самоделок, конечно, нет.

Слева красивое здание — это бассейн «Архимед». Дубнинцы им гордятся: долгое время здесь тренировалась сборная СССР по плаванию.

— «Архимеду» в этом году 45 стукнуло, его постоянно понемногу ремонтируют. Моя супруга со дня открытия бассейна там плаванием занимается. Ей вот уже 57 будет, а она на соревнования ездит со своим спортивным клубом.

— Что за спортклуб?

— «105-й элемент» называется. Они молодцы: по Европе ездят, награды получают, наш наукоград представляют. Это я имя клубу предложил — в честь открытого в ОИЯИ элемента дубния.

Сворачиваем на улицу Сахарова и идём к парку семейного отдыха. Дальше — к дому культуры «Мир».

— Тут мы концерты бардов проводили. Высоцкий приезжал, у него даже есть песня про наш институт — «Марш физиков»:
Пусть не поймаешь нейтрино за бороду
И не посадишь в пробирку, —
Было бы здорово, чтоб Понтекорво
Взял его крепче за шкирку!

Выходим на улицу Понтекорво, на которой живёт наш провожатый, сворачиваем с неё и идём вдоль железнодорожных путей к месту его работы — лаборатории ядерных реакций.

— По этим вот буеракам каждый день и хожу, — улыбается Борис и будто принюхивается. — Чувствуете, как соблазнительно пахнет булочками?

— Да-а-а. А я уж думал, что померещилось. Не отвлекают от работы эти ароматы?

— Физиков ничто не может отвлечь от физики, главная работа у нас — думать. Так что трудиться можно и в буфете. Мы с коллегами порой там важные вопросы обсуждаем — и решаем. В общем, надо признать, что расписание у нас достаточно свободное. Физика — это творчество, а оно живёт вне графика.

— Вам не приходилось работать строго по расписанию, выдавать результат к назначенному сроку?

— Такое бывало, конечно. Помню, в 1980-х нам поставили задачу разобрать лучший в мире ускоритель У‑400 и сделать на его основе другой, ещё более совершенный — чётко в срок. Это было смелое решение.

— Миссия была невыполнима?

— Она казалась невыполнимой, даже невозможной. Но мы справились.

Журналист: Александр Аминников
Фотограф: Таисия Щелканова

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №10 (24) за октябрь 2016 г.

Прогулка первая

Оставить комментарий