Дубна-inform

Упор на практику

12:58 28.12.2019

В законе «Об образовании в Российской Федерации» появился новый термин — «практическая подготовка». Сможет ли она «прокачать» колледжи и техникумы? Как готовить кадры для предприятий «под ключ»? И почему у нас нельзя применить как под копирку европейский опыт дуального обучения?

По статистике, среднее профессиональное образование (СПО) в России получают более трех миллионов ребят: его дают примерно 3,3 тысячи колледжей и 350 вузов, куда идут около 60 процентов школьников. Но много ли выпускники СПО умеют и знают на «выходе»? Здесь все уже не так просто.

Молодых специалистов приходится доучивать и переучивать — говорят и крупные работодатели, и малый бизнес. Наиболее острая ситуация в машиностроении и оборонно-промышленном комплексе: выпускникам банально не хватает практики.

Решение проблемы? На Западе его давно нашли. Учиться, не отрываясь от производства — на такой идее построена система дуального обучения в Швейцарии, Германии, Австрии. У нас в этом плане тоже начались серьезные подвижки.

Что такое «практическая подготовка»? Это когда студент выполняет определенную работу, связанную с его будущей профессией. И одновременно учится, по принципу: «Выточил деталь? Получи зачет…»

— Создаются предпосылки для более тесной связи среднего профессионального и высшего образования с работодателями, — рассказала «РГ» ведущий научный сотрудник Центра профессионального образования и систем квалификаций Федерального института развития образования РАНХиГС Екатерина Есенина. — Закон снимет одну из проблем. Раньше, чтобы взять студентов на практику, предприятие должно было оформлять лицензию на образовательную деятельность. А значит, выполнить огромное количество непрофильных для себя требований. И на это жаловались и работодатели, и колледжи, и вузы. С вступлением закона в силу это противоречие будет снято. Практическую подготовку ребят можно будет вести по договору с образовательной организацией. И работодатели, скорее всего, охотнее пойдут ей навстречу.

Но снять лицензионный барьер — лишь полдела. Чтобы бизнес смог смело набирать и обучать студентов «под себя», необходимо дать ему возможность влиять на образовательные программы: включать в них «свои» модули и компетенции, увеличивать долю практики. Но об этом в поправках в закон ничего не говорится.

— В российском перечне профессий и специальностей СПО — около 600 позиций. Очевидно, что их нужно сокращать и укрупнять, это мировой тренд, — говорит Екатерина Есенина. — В программе должна быть общепрофессиональная часть — одинаковая абсолютно для всех студентов того или иного направления подготовки. Плюс — разные модули, которые студент может выбрать, в том числе ориентируясь и на требования конкретного работодателя.

По такому принципу построены программы в Швейцарии, куда делегация российских экспертов отравилась накануне принятия поправок «О практической подготовке». Профессий и специальностей в швейцарской системе профессионального образования в три раза меньше, чем у нас — примерно 230. Есть, скажем, такая: «полимеханик». На него нужно учиться четыре года. Но один студент все четыре года будет обслуживать самолеты в авиакомпании. А другой — работать на производстве промышленных роботов. При этом у них будет единая общепрофессиональная подготовка, дающая возможность при необходимости продолжить обучение или изменить квалификацию. И оба они получат одинаковый диплом.

Как это возможно? Готовиться к выбору профессии юные швейцарцы начинают уже с 6 класса. Раз в неделю — обязательный урок профориентации. Уже в конце восьмого — начале девятого класса большинство может определиться с будущей профессией. Три четверти школьников идут в 15 лет получать именно среднее профобразование. И, что принципиально важно, вначале выбирают не учебное заведение, а место практического обучения — конкретную компанию, где будут работать. В Швейцарии это называют стажировкой.

Нашел стажировку — считай, поступил. Не нашел стажировку — не поступил. Некоторые ребята отправляют сотни писем и заявок, прежде чем их куда-то возьмут. Некоторым везет с первого раза. Но в целом стажировки находят 95 процентов выпускников.

— В год мы рассматриваем более восьми тысяч кандидатур, — рассказал «РГ» руководитель программы по работе с молодыми специалистами крупнейшей швейцарской телекомкомпании Марк Маруча. — Ребята подают заявление — со всеми оценками, характеристиками, достижениями. После жесткого отбора и собеседования берем на стажировку только 250 человек.

А что остальные? Продолжают поиск: в систему образования включены 40 процентов работодателей Швейцарии. Как правило, четыре дня в неделю ребята проводят на производстве. Сначала учатся элементарным вещам, например, работать на ручных станках. Затем переходят к более сложным, автоматизированным. И уже в первый год стажировки начинают производить реальную продукцию — приносить работодателю прибыть. Конечно, получают за это зарплату — сначала, по меркам Швейцарии, мизерную — меньше тысячи франков. На последнем курсе — уже вполне солидную.

Параллельно студенты осваивают теорию в профессионально-технической школе (аналог наших техникумов и колледжей), изучают экономику, право, языки и т.д. Плюс профильные предметы. Те же будущие полимеханики — физику, математику, электротехнику. К концу обучения 80 процентов учебного времени студенты проводят именно на производстве. Это и называется классическим дуальным обучением. На выходе — два экзамена. Теория и практика.

— Представьте себе очень сложную деталь какой-то машины. Выпускнику дается. И он по схеме должен определить, как эта деталь работает, как ее изготовить. Для этого нужно выбрать правильные станки и суметь их запрограммировать, — говорит управляющий директор Ассоциации машиностроительных электротехнических и металлургических компаний (SWISSMEM) Артур Глатти. — И не важно, где ты учился на полимеханика: на производстве лифтов или бытовой техники. Результат экзамена должен быть один — создание детали, которую можно смело запустить на конвейер. Причем по всей стране студенты получают одинаковое задание, и оно до последнего держится в строжайшем секрете.

До 70 процентов ребят остаются работать на том же предприятии, где проходили стажировку. Кто-то потом идет в высшие технические школы и даже академические вузы, получает смежную профессию. В любом случае, базовое профобразование помогает не остаться без работы.

Реально ли внедрить такую систему в России? Или хотя бы ее элементы? Попытки были, и весьма успешные. Так, пять лет назад Агентство стратегических инициатив запустило системный проект «Подготовка рабочих кадров на основе дуального образования» в пилотных 13 регионах России. В проекте участвовали 150 колледжей и техникумов, более 57 тысяч студентов и 1100 предприятий. До половины учебного времени российские студенты-дуальщики проводят на производстве. И на некоторых предприятиях, например, в Челябинской области, 70 процентов ребят остаются работать после учебы.

Очень мощно этот проект «выстрелил» в Белгородской области, где над каждым колледжем взял шефство свой, якорный работодатель. Белгород, кстати, часто называют маленькой Швейцарией.

— Система дуального обучения внедряется у нас с 2013 года. На уровне руководства региона заключены соглашения с 25 крупнейшими работодателями — сельхоз-, телеком-, промышленными предприятиями о подготовке кадров, — рассказала ректор белгородского Института развития образования Альбина Бучек. — Предприятие готовит кадры «под себя»: закупает в техникум, колледж или в собственный учебный центр самое современное оборудование. Уже на втором курсе начинается практика.

Работодатель назначает студентам наставников из числа опытных сотрудников, оплачивает питание, спецодежду, иногда даже проживание. И — что самое важное — назначает свою стипендию — до 7 тысяч рублей. То есть вкладывается в кадры очень серьезно. И ему это выгодно. Чтобы ту же ветеринарию студенты сельхозколледжа изучали не на макетах, а на реальных животных. Не боялись поставить корове укол, например… Не случайно большинство ребят, даже после армии, возвращаются и работают по специальности.

— Мы называем эту систему дуальной, потому что есть два равных партнера: колледж и предприятие. Такая тесная связка у нас получилась благодаря тому, что вопросы подготовки кадров курирует лично губернатор. Судите сами: за последние два года в систему профобразования из регионального бюджета было выделено более 700 миллионов рублей. И это не считая средств, которые инвестируют сами работодатели, — говорит Альбина Бучек.

Успешные примеры есть и в других регионах.

— Нельзя сказать, что мы взяли западную дуальную систему один в один. Скорее, адаптировали некоторые ее элементы. Сначала отбираем группу мотивированных ребят. У них в расписании с первого курса стоит обязательный день на производстве. Потом, когда начинается настоящая практика, студенты проходят дополнительный отбор: берем только самых способных по результатам теоретических сессий, — говорит представитель крупной нефтехимической компании в Тобольске Юлия Воротникова. — По похожему принципу мы работаем со студентами вузов с третьего и четвертого курсов. А с прошлого года начали активно включать дуальный принцип в школьную программу корпоративного класса — через уроки на производстве.

Все чаще о внедрении дуальной системы задумываются российские ведущие университеты. К примеру, МАИ планирует открыть такие программы для среднего профобразования.

— Производственная практика с более глубоким погружением в специализацию стартует со второго года обучения, — говорит директор филиала «Ракетно-космическая техника» Московского авиационного института в подмосковных Химках Алексей Авдеев. — Сейчас идет кардинальная трансформация рабочих профессий. Скажем, мастер по уровню подготовки приближается к инженеру и может управлять высокотехнологичным оборудованием. Токари учатся самостоятельно писать программы механической обработки деталей для станков с программным управлением. Сейчас мы прорабатываем вопрос организации дуального обучения на базе филиала МАИ совместно с НПО «Энергомаш» по двум направлениям — «специальные машины и устройства» и «автоматические системы управления».

Не только практика, но и часть теоретических курсов будут вынесены в лицензированный под образовательную деятельность учебный класс предприятия. По словам специалиста, если в стандартном варианте адаптация молодого профессионала может занимать до полугода, то при дуальном обучении новый сотрудник осваивается в цехе примерно за месяц. Руководитель, коллеги, рабочее место, оборудование — все уже знакомы. Такой подход решает набившую оскомину проблему: отрыв обучения от реального производства. Учить заново или переучивать вчерашних студентов не придется.

Оставить комментарий