Дубна-inform

Заповедные страсти

11:24 17.09.2019

В Тверской области почти десять лет пытаются защитить от застройки заказник «Клетинский бор» с вековыми лесами на живописному берегу Волги. Областное министерство природы, вопреки решениям судов, до сих пор не определило границы охраняемой природной территории регионального значения, поэтому уничтожение леса продолжается. Местные жители опасаются, что к концу года от соснового бора не останется даже пня, передает РИА Новости.

Инвестиционный проект

Ольга Заворухина уже несколько лет занимается защитой леса. По архивным документам и вырезкам из газет она восстановила хронологию событий, происходивших с заказником.

«Клетинский бор» появился еще в 1980-х годах: сначала как памятник природы, позже перерегистрировали в государственный заказник общей площадью в 741 гектар. С тех пор границы этой территории не пересматривались. Судя по архивным документам (имеются в распоряжении редакции), в «Клетинский бор» входят в основном земли лесхоза и 100 гектаров земель сельхозназначения.

В 2006-м администрация Кимрского района передала эти земли в частную собственность предпринимателю Людмиле Полёновой — на тот момент она возглавляла фермерское хозяйство «Надежда». Через два года Полёнова подарила землю некоей Кларе Ефименко. Та сначала копала искусственные водоемы на берегу ручья — якобы для разведения карпов, а через четыре года предложила районным властям инвестиционный проект: перевести эти земли сельхозназначения под застройку. Собиралась построить здесь новый поселок, присоединив его к деревне Нутромо.

«До этого, судя по кадастровой карте, на территории было шесть больших участков, которые разбили на маленькие — по 12 соток. Собственник быстро их продал, завлекая покупателей уникальной природой, потрясающим ландшафтом и близостью к Волге. В основном участки скупали оптом — потом их перепродали третьим, а то и четвертым лицам. То есть нынешние владельцы земли даже не вникали в суть земельных схем», — пояснила Заворухина корреспонденту РИА Новости.

Проект не понравился жителям ближайших населенных пунктов. По словам Ольги, на землях вырубили просеки для будущего поселка, уничтожили множество вековых сосен. Возмущению местных не было предела, в прокуратуру района и поселения посыпались жалобы. Но на все обращения ответ был один: лес уничтожают на законных основаниях. Кимрская прокуратура тем не менее не отрицала, что разрешения на спил деревьев не давала. Однако поскольку речь идет о частной собственности, то и указывать никто не имеет права. Поэтому в возбуждении уголовных дел надзорное ведомство отказывало.

«Это не деревья, а кусты»

В феврале 2018-го вблизи поселка Южный кто-то из собственников вырыл огромную траншею, перекрыв доступ к берегу. Ольга уточнила, что ров выходил за границы частной территории, достигая соседних земель Росимущества. «Был суд, но кто виноват, так и не выяснили. В итоге Росимущество обязали вернуть все в исходное состояние, раз уж это их земля», — говорит собеседница агентства.

Однако собственники участков на этом не остановились. В апреле, по словам Заворухиной, неизвестные лица, которые, как они сами говорят, «действуют в интересах собственника», начали пилить деревья в 300 метрах от Южного. Местные вызвали полицию. Дровосеки прикинулись, что не имеют к производимым работам никакого отношения: якобы, когда они приехали, сосны на участке уже лежали.

«Эти люди вскрыли почву, обустроили дорогу, тяжелой техникой выкорчевали сосны, вырыли канавы. В общем, готовили участки для продажи. Жители поселка писали во все инстанции, но безрезультатно. Ни городские, ни районные власти не реагируют на происходящее. Указывают, что это частная собственность, и нарушений законов нет. Мол, вырубают собственники не вековые деревья, а всего лишь кустарники», — возмущается Ольга. Чтобы не быть голословной, она предоставила редакции фото, где видны огромные деревья, поваленные на землю.

В итоге терпение местных жителей лопнуло, и в августе прошлого года они обратились в суд с просьбой отменить распоряжение губернатора о переводе сельхозугодий в застраиваемые территории и включении их в деревню Нутромо, которое было подписано в 2010-м. Дело получило широкий резонанс — одно только обращение в защиту бора собрало 1236 подписей. На руку жителям было и старое решение Центрального райсуда Твери, признавшего бездействие Минприроды области, которое не установило и не описало границы «Клетинского бора».

Суд встал на сторону жителей и отменил решение губернатора, назвав его преждевременным, поскольку не определены границы заказника. В Верховном суде согласились с этой формулировкой. Вердикт вступил в законную силу в апреле.

Семимильными шагами

Казалось бы, местные жители поставили точку в варварской вырубке деревьев и сохранили государственный заказник. Но не тут-то было: администрация района уже после вступления вердикта суда в силу выдала еще 35 разрешений на строительство. По словам Ольги, собственник земли принялся вырубать деревья с удвоенной скоростью.

«Никакие уговоры на него не действовали, он прямо нам сказал, что суд ему не указ и он, мол, действует по закону. В итоге нам пришлось дежурить в лесу, при малейшем шуме техники фиксировать нарушения и вызывать полицию. Один раз, 16 июня, лесорубы приехали на участок с адвокатом. Патрулировавшие территорию активисты вызвали полицию. Адвокат отвел прибывших на место сотрудников в сторонку, о чем-то переговорил, в итоге те припугнули местных «ответственностью за ложные вызовы». Люди ушли. В ту ночь на участках спилили семьдесят деревьев. Утром я посчитала кольца на спилах — каждой сосне было по 85-90 лет», — не скрывает отчаяния Ольга.

Позиция Минприроды, по ее словам, тоже не обнадеживает: в настоящее время ведется работа по определению границ, и пока они не оговорены, чиновники якобы не могут ничего сделать. Получается, лес пилят, но поскольку нет границ, это и не ООПТ, то есть не их компетенция.

В июле жители Южного вышли на митинг, по словам Ольги, не меньше трехсот человек — при населении поселка около четырех тысяч. К ним вышел министр природы Тверской области Андрей Наумов и пообещал, что все работы на участках прекратятся, а разрешения на строительство признают недействительными.

«На одном уже строят дом, залили фундамент. Территория огорожена забором, нам доступа туда нет, но слышно, что работа ведется. Мы считаем, что это незаконно, ведь есть решение суда!» — подчеркивает Ольга. Однако что будет с теми участками, которые появились до вердикта суда, никто не знает.

«Как бы не видят землю»

Ситуация, сложившаяся с заказником в Тверской области, далеко не единственная. Границы большей части региональных ООПТ определялись еще в 1980-90-е годы. Активист Общероссийского народного фронта Антон Хлынов объяснил корреспонденту РИА Новости, что раньше границы описывались схематично, а порой и вовсе текстом. И если для профессионала это понятно, у человека непосвященного, например чиновника, могут возникнуть трудности. А такие, казалось бы, технические помарки способны серьезно повлиять на будущее охранной зоны.

«Вторая проблема, которая сказывается на сохранности любой заповедной зоны, — отсутствие надзора, — уточняет Хлынов. — Даже если границы оформлены вполне четко, они могут быть не отражены в Едином государственном реестре недвижимости. Если в ЕГРН земли нет, чиновники ее как бы не видят. Кажется безумием, но порой местные власти даже не знают об охранной зоне либо намеренно закрывают на нее глаза. К сожалению, чиновники больше ориентированы на пополнение бюджета, поэтому легко отдают участки, попадающие в границы ООПТ, то в аренду, то под строительство или хозяйственную деятельность», — говорит собеседник агентства.

В итоге лоббисты сознательно идут на нарушение закона, зная, что это приведет к судебным разбирательствам. «И такой процесс затянется из-за юридической казуистики», — добавляет Хлынов.

В марте Владимир Путин подписал национальный проект «Экология», в рамках которого среди прочего есть пункт об обязательном внесении сведений о границах природных территорий в ЕГРН. Это, по словам Хлынова, позволит решить часть проблем, связанных с частной и незаконной застройкой внутри охранных зон.

Оставить комментарий